Записи с меткой «книжный знак»

21.10.2010

Экслибрисы для любителей рыбалки

Тематика экслибрисов, дошедших до наших дней и создаваемых в настоящее время, настолько разнообразна, что даже самое необычное изображение на книжном знаке порой не сможет вызвать великого удивления ни у коллекционера, ни у художника или просто книголюба. А привычка ценителей и любителей собирать экслибрисы по определенным группам помогает сориентироваться в их разнообразии.

Данная статья посвящена книжным знакам, на которых нашло свое отображение довольно-таки популярное хобби и увлечение – рыбалка. По крайней мере, известно лишь одно издание, в котором речь идет как раз об экслибрисах с изображением рыбаков и их улова: «Каталог выставки экслибрисов о рыболовстве из коллекции Даниеля Б. Фиаринга», 1918 год.

Два нижеуказанных экслибриса были сделаны Джоном Симпсоном для своей библиотеки. Джон Симпсон был неутомимым коллекционером не только рыбацких экслибрисов , но и гербовых экслибрисов и экслибрисов времен правления английского короля Якова I, а также многих других. После трагической гибели в 2004 году, его коллекция книжных знаков была распродана на аукционе год спустя.

Джон Луис Рид (1857-1926) – американский художник, был известен как иллюстратор детских книг, переплетчик, экслибрист и писатель рассказов о рыбалке. По своим подсчетам, Джон Рид увлекся ловлей форели где-то между 1888 и 1890 годами. В 1901 году он по-настоящему заинтересовался рыболовством и всем связанным с этим занятием, что нашло отражение в его последующих произведениях. Его личный книжный знак очень примечателен. На экслибрисе есть надпись: « Напечатан Питером Плэттом на березовой коре и посвящен Оскару Т. Блэкберну». (Питер Плэтт был типографом в Нью-Йорке. А Оскар Тейлор Блэкберн (1863-1956)- гравер, создававший экслибрисы, коллекционер книжных знаков и продавец антикварных книг.) Более подробную информацию об этом экслибрисе можно найти в книге Уильяма Батлера «Американские экслибрисы».

А вот экслибрис, принадлежавший Ф. Грей Грисвольду (1854-1937), заядлому рыболову и писателю.

Прототипом экслибриса Музея Американского Спортивного Рыболовства послужило изображение в одной из статей журнала Harper 1859 года выпуска. Мужчина на рисунке – Джордж Доусон(1813-1883). По мнению многих, именно он первый начал писать об американском спортивном рыболовстве.

Это экслибрис Генри Ричарда Эванса, сделанный в виде гравюры на дереве. 

В дореволюционной России было немало любителей спортивной ловли, среди них, по традиции, вся императорская семья. Об этом свидетельствуют различные книги и журналы, где обсуждаются техника ловли и снасти, необходимые для ловли на мушку. В интернете была найдена информация о книге конца XIX века с экслибрисом офицера Российского флота, на котором были изображены, среди прочих символов, два нахлыстовых удилища с катушками, а шнур одного из них, обрамляя замысловатыми фигурами картинку, уходил вверх, заканчиваясь мушкой во рту у засеченной семги, высоко вылетевшей из воды. К сожалению, изображение отсутствует.

В заключение хотелось бы отметить, что у людей, увлекающихся каким-либо занятием, наверняка есть в наличии немаленькая библиотека с необходимой литературой. А личный книжный знак, проставленный в таких книгах – это двойная гордость. Кроме того, экслибрис, пожалуй, самый интересный и творческий способ рассказать другим о своем любимом занятии.

Популярность: 10%

21.10.2010

Выставка экслибрисов художника-графика В. В. Покатова

«Листая книжные страницы». Одноименная персональная выставка известного художника-графика В. В. Покатова открыта в Государственном историко-литературном музее-заповеднике А. С. Пушкина (Московская область, Одинцовский район).

Валерий Владимирович Покатов — художник, поэт, журналист. В области книжного оформления работает более 30 лет. C 1978 по 2000 год трудился в издательстве «Cовременник», пройдя путь от художественного редактора до заместителя директора. Результатом творческого поиска гармонии штриха и слова стали свыше тысячи отредактированных книг, около 400 оформленных и проиллюстрированных изданий отечественных и зарубежных авторов. Художник создал 111 книжных знаков, выполненных в технике гравюры на дереве. Участвовал во многих выставок книжной графики и экслибриса в России и за границей.

Графические произведения Покатова находятся в восьми музеях России, зарубежных стран, частных коллекциях во всем мире.

В настоящее время В. В. Покатов — главный художник издательства «Пашков дом» Российской государственной библиотеки, президент Российской ассоциации экслибриса Международного союза книголюбов.

Статьи и поэтические произведения В. Покатова публиковались в журналах «Наш современник», «Юность»,»Студенческий меридиан», различных газетах.

Художник — уроженец древней и удивительной Можайской земли, так богатой нашей героической историей, корнями уходящей в глубокую древность. Она вдохновляет художника на творчество всю его жизнь, она воспитала в нём не наносной патриотизм, любовь к родному краю. И поэтому основным в работах мастера является отражение духа и величия России, деяний великих предков.

На выставке представлены иллюстрации В. Покатова к произведениям русской и зарубежной классической литературы, портреты выдающихся исторических деятелей России: А. Невского, Иоанна IV, А. Суворова, М. Скобелева и других.


Тонкие психологические портреты поэтов, писателей, драматургов: Ф. Тютчева, А. Ахматовой, И. Бунина, А. Блока, В. Шекспира и других.

Неизгладимое впечатление производит Пушкиниана Валерия Покатова. Эта неисчерпаемая тема проходит через всё его творчество. Широко представлены гравюрные портреты поэта, иллюстрации к его произведениям, книги о его творчестве и жизни.

И как сказал сам художник: — «Пушкин, наше всё! Высокая культура, пример и образец чести и совести. Пронизывающие наши сердца и души образы, созданные поэтом в его произведениях, живут в нас с детства. Сказки А. Пушкина — кладезь мудрости и знаний».


Напомним читателю, что процесс изготовления гравюры достаточно сложен. Сперва подбирается дерево, в основном самшит, граб, груша, — обязательно качественное, ровное, без сучков. Высушивается, пилится на маленькие дощечки, которые склеивают, образуя массив. Затем миниатюрными резцами наносится тончайший узор, получается клише. Которое покрывается специальной краской. Прокаткой рисовой бумаги с этого клише и получается гравюра. На изготовление клише у художника уходит месяц. Вот такой процесс, если рассказывать о нём в упрощенном виде.


«Традиционной книге формы кодекса — великому изобретению человеческого ума — около двух тысяч лет. Сейчас с ней начинают соперничать электронные носители информации. Но все же теплоту, приятную упругость, естественную матовость и материальность бумажного листа, романтический шелест страниц, рельеф напечатанных знаков трудно заменить светящимся экраном.

В книгах отражена практически вся история мира, собрана вся человеческая мудрость, сосредоточен весь мировой интеллект. В книге можно найти ответы на многие проблемные вопросы современности. Она неисчерпаемый кладезь разумного, доброго, вечного.

Листая книжные страницы,
Хочу, чтобы не прервалась
Со мной на строчесной границе
Времен иных живая связь.
Листки, как вещие криницы
Премудрой вязи шрифтовой,
Событий древних вереницы
Несут, как скорый вестовой.
И в нежном шорохе листанья
Из книги, как из недр веков,
Великих действий очертанья
Выходят строчки очерков.
Там стяги, сечи и набаты,
Исход судеб неумолим,
Таблицы, карты, схемы, даты,
Там Куликово, третий Рим.
Лиcтаю книжные страницы,
Надеждой скрытою томим,
Где там крыла расправит птицей
Четвертый Рим»?

Валерий Покатов.

Не случайно выставка В. Покатова проходит в музее-заповеднике А. С. Пушкина накануне грядущего в 2012 году празднования 200-летия Бородинской битвы. Музей, великолепно отражающий дух той эпохи, включен в Президентскую программу торжеств, посвященных судьбоносному сражению. Выставка открыта до 16 ноября.

Источник: odintsovo.info

Популярность: 11%

11.10.2010

Экслибрис в Сибири. (Заметки коллекционера)

О времени появления экслибриса в Сибири мы располагаем лишь отрывочными сведениями.В 1969 г. в Новосибирске вышла книга «Из истории книги, библиотечного дела и библиографии Сибири». В сборнике опубликован очерк В. С. Манассеина «Книжные собрания г. Иркутска в XVIII и 1-й половине XIX века». В нем обстоятельно рассказано о библиотеках, собранных иркутскими библиофилами, и содержится свидетельство, что сибирякам-библиофилам прошлого, в частности жившим в Иркутске, был хорошо знаком обычай помечать свои книги экслибрисом.

В. С. Манассеин пишет: «От всех перечисленных библиотек, равно как и от многих других, существовавших в Иркутске в первой половине XIX века (Сибирякова, Стрыкова, Протопопова, Пежемского и др.), сохранились только изредка встречающиеся в Иркутске отдельные книги с рукописными экслибрисами их бывших владельцев». Далее он сообщает о рукописном экслибрисе академика А. М. Карамышева, сибиряка по происхождению, в конце XVIII в. жившего в Иркутске. Книги его солидной научной библиотеки имели экслибрис на французском языке «de Karamyscheff».
«Из книг Ивана Зеркалеева» – такую отметку делал на своих книгах в конце XVIII в. чиновник И. С. Зеркалеев, собравший большую библиотеку. Значительные книжные собрания в XVIII в, имели духовные лица: Иннокентий Нерунович, Иван Миткевич. На всех их книгах также сделаны рукописные экслибрисы.

Заведующий отделом редких книг и рукописей научной библиотеки Иркутского университета А. Г. Боннер в статье «Коллекция книг В. Н. Баснина в научной библиотеке Иркутского университета» сообщает о владельческих надписях на книгах этого крупного библиофила. На некоторых из них есть даже рукописные суперэкслибрисы.
Дореволюционным русским библиофилам были хорошо известны книжные знаки знаменитого красноярского библиофила Г. В. Юдина (см. «Альманах библиофила», вып. 1, М., 1973, с. 254-256).

Известны также экслибрисы омского писателя А. Сорокина. У него было три книжных знака. На четырехугольном ярлыке (86 Х 67 мм) – портрет владельца на фоне паутины с пауком. Внизу раскрытая книга. Второй экслибрис изготовлен по рисунку художника В. Эттеля в 1910 г. На нем – поднимающийся в гору нагой мужчина с крестом на спине. Надпись «Антон Сорокин». На третьем экслибрисе писателя – горящая свеча; капли стеарина, падая, образуют надпись «Антон Сорокин».

Книжные ярлыки, штемпельные знаки имели библиотеки многих учебных и военных заведений, различные учреждения и библиофилы. Коллекционированием и изучением их никто не занимался. Только после революции появился первый сибирский коллекционер экслибрисов. Это известный исследователь Сибири, поэт, ученый, путешественник, человек необычайно разносторонних знаний Петр Людовикович Драверт (1879-1946). Увлечение экслибрисом к нему перешло по наследству. Книжные знаки собирал еще его отец Л. С. Драверт. Эту коллекцию Петр Людовикович продолжал пополнять до конца своей жизни. В ней было немало редких русских экслибрисов, хорошо представлена Сибирь, особенно омские книжные знаки.

О библиофильской и коллекционерской страсти ученого свидетельствует одно из его писем. «Недавно улыбнулось маленькое счастье,- пишет Драверт ленинградскому коллекционеру Б. А. Вилинбахову.- Шел по улице. Вижу, в канаве лежит какой-то старый растрепанный переплет от книги. На всякий случай поднял, а там сохранившийся ярлык» (Архив автора. Письмо П. Драверта от 10 октября 1940г.) Драверт сообщает об этом книжном знаке, принадлежавшем библиотеке чайной Омского резервного пехотного батальона, определяет, что он напечатан в 80-х годах прошлого века.
Собственный экслибрис был и у самого П. Л. Драверта. Он сделан омским художником Е. А. Крутиковым в 1933 г. Это одноцветная линогравюра 76 Х 60 мм. Тираж книжного знака невелик – 250 экземпляров. Отпечатан он на бумаге пяти цветов: светло-зеленой, зеленой, желтой, красной, фиолетовой. Книжный знак ученого довольно сложен по композиции. Изображен кусок руды, геологический молоток, книга и свиток. Эту символику подкрепляет латинская надпись «Сочиняй и работай молотком».
Книжные штемпели довольно часто встречаются на книгах старых сибирских библиофилов, в частности живших в городах бывшей Енисейской губернии. Известный красноярский краевед К. В. Богданович обнаружил в Центральной городской библиотеке имени М. Горького в Красноярске более 70 таких оттисков. Все они принадлежали частным лицам. О своей находке К. В. Богданович сделал доклад на 7-м заседании красноярского общества экслибрисистов (30 ноября 1968 г.).
Наиболее часто встречаются здесь книги со штемпелем: «Никита Виссарионович Скорняков» и с книжным ярлыком «Публичная библиотека Н. В. Скорнякова». В библиотеке Н. В. Скорнякова были значительные собрания книг по истории и географии, особенно Сибири и Дальнего Востока. Были здесь также книги по литературоведению, искусству, общественно-политическим и естественным наукам, энциклопедические словари, журналы. Хорошо представлена и классика, отечественная и зарубежная.

Эту частную публичную библиотеку в сентябре 1898 г. посетил В. И. Ленин. Здесь он установил контакты с красноярскими марксистами, среди которых был и сын Скорнякова, Леонид Никитич Скорняков.
В Центральной библиотеке имени М. Горького были найдены также книги со штемпельными знаками «Библиотека Комарова. Красноярск». А. Ф. Комаров был владельцем книжного магазина в имел кроме библиотечного книгопродавческий штемпель «Учебные пособия и книги. Магазин А. Ф. Комарова в Красноярске».
«Емельян Федорович Кудрявцев» – такой штемпель на своих книгах ставил владелец типографии и издатель газеты «Енисей» – одной из первых частных газет в городе.
Свой штемпельный знак имел и Петр Ананьевич Красиков, красноярский марксист, на квартире которого жил В. И. Ленин в сентябре 1898 г. Штемпельные знаки были и у других красноярских библиофилов, чьи книги по разным причинам оказались потом в Центральной городской библиотеке имени М. Горького. В числе их – врач П. И. Коновалов, горный инженер Я. М. Макеро, адвокат И. А. Ицин, инженер В. А. Смирнов и другие.
Немало книг со штемпельными знаками и в Минусинской библиотеке краеведческого музея, которую основал в 1877 г. замечательный ученый и естествоиспытатель Н. М. Мартьянов. Здесь сохраняются книги с экслибрисом известного сибирского ученого-просветителя И. Т. Савенкова. В 1907-1911 гг. Иван Тимофеевич Савенков заведовал музеем. Немало книг И. Т. Савенкова и в Центральной библиотеке имени М. Горького в Красноярске.
На некоторых книгах библиотеки Минусинского краеведческого музея можно видеть штемпели Н. В. Федорова, сына минусинского первопечатника. Отличный фотограф, он оставил родному городу тысячи негативов. Книги Н. В. Федорова говорят о большом кругозоре и начитанности их хозяина.
Штемпельные знаки имели многие учебные заведения Минусинска и уезда. В библиотеке краеведческого музея хранятся книги, когда-то принадлежавшие минусинской учительской семинарии, ученической библиотеке реального училища, минусинскому городскому четырехклассному училищу, двухклассному училищу (село Шошинское Минусинского уезда), обществу приказчиков Минусинска и уезда и другим.
Коллекционерам страны хорошо известно имя Петра Митрофановича Богданова (1907-1968), замечательного человека, библиофила и выдающегося пропагандиста экслибриса. П. М. Богданов был инициатором создания при Кемеровском областном отделении ВОФ секции экслибрисистов, а затем при областной организации «Знание» – секции книжной графики. Он был бессменным секретарем этой секции, отдавал любимому делу все свободное время.
Под руководством Богданова в Кемерове прошла 21 выставка книжного знака. К ним были изданы каталоги, проспекты, буклеты, большая часть которых составлена им. Многие эти издания теперь – библиографическая редкость.
П. М. Богданов собрал после П. Л. Драверта самую большую коллекцию экслибрисов в Сибири. К концу 1968 г. она насчитывала около 12 тысяч экземпляров. Богданов вел переписку и обмен коллекционными материалами с 200 корреспондентами, был членом Московского клуба экслибрисистов, почетным членом Красноярского общества экслибрисистов.
В Кемерове продолжается деятельность многочисленной группы профессиональных и самодеятельных художников, которую все эти годы возглавлял художник и коллекционер Михаил Андреевич Паньков. Он сделал более 300 экслибрисов для библиофилов Сибири и других городов страны. Все кемеровские выставки прошли при его участии. М. А. Паньков составил ряд каталогов, проспектов и буклетов об экслибрисах, изданных здесь в последние годы.

В феврале 1968 г. было создано Красноярское общество экслибрисистов (КОЭ).
В апреле 1971 г. появилась в Сибири и первая детская экслибрисная организация – кружок юных экслибрисистов в красноярской школе-интернате № 6.
В 1974 г. начал работу клуб экслибрисистов Новосибирска. Он объединил в своих рядах местных книголюбов и любителей книжного знака. Во главе клуба стоит энтузиаст экслибриса в Новосибирске инженер А. Мякин.
Экслибрисы в настоящее время создаются во многих городах Сибири, в том числе в Красноярске, Кемерове, Кызыле, Иркутске, Томске, Ачинске, Новосибирске.
Более 10 лет трудится в жанре малой графики красноярский художник В. Свалов. Он сделал за это время более 100 экслибрисов. Все они нарезаны на дереве. Сюжеты книжных знаков самые разнообразные. Здесь Красноярск с его живописными окрестностями, знаменитый государственный заповедник «Красноярские столбы», исторические, краеведческие, литературные, медицинские и другие мотивы, близкие владельцам библиотек. Экслибрисы художника экспонировались на многих выставках в нашей стране и за рубежом.
Хорошо знакомо книголюбам и любителям искусства имя томского художника В. Марьина. На экслибрисах В. Марьина запечатлен Томск и достопримечательные места этого старейшего сибирского города, в частности его деревянная архитектура. Портретная серия посвящается В. И. Ленину, писателям и поэтам, общественным деятелям. На книжных миниатюрах также виды других городов страны, символические изображения, отображены различные события, связанные с жизнью и работой библиофилов, которым художник сделал экслибрисы.Художник работает с ювелирным, филигранным мастерством. Его экслибрисы изящны и поэтичны.

Значительная часть (более 80 знаков) сделаны им в цинкографии. Есть несколько офортов. В последнее время В. Марьин успешно осваивает линогравюру – нарезано более 20 знаков.

Заслуженное признание приобрело за последние годы у книголюбов имя иркутского графика А. Аносова. Уже в первых его экслибрисах можно было заметить, что он глубоко понимает специфику книжного знака. Гравюры его отличает четко организованная композиция, исключительная выразительность рисунка и живость образов. Как правило, его знаки не загружены деталями. Символика их понятна и близка каждому. Всего Аносов создал около 100 книжных миниатюр. Все, за исключением шести офортов, – гравюры на пластике.

Острый глаз художника умеет схватить самую сущность владельца библиотеки. Экслибрисы рассказывают о профессиях людей, основных чертах их характеров, увлечениях и даже человеческих слабостях. Художник делал экслибрисы в основном для творческой интеллигенции Иркутска, художников и писателей.
Много и плодотворно работают в области малой графики кемеровские художники Н. Кофанов, В. Зверев, красноярский график С. Туров, художник ачинского городского драматического театра В. Дубинский, художественный редактор тувинского республиканского книжного издательства И. Кузнецов. Немало знаков для красноярских книголюбов сделала Татьяна Алексеевна Волонцевич, художник-любитель. В середине 60-х годов появились первые экслибрисы и у книголюбов Братска. Они были подготовлены самодеятельными художниками города.

Источник: Альманах библиофила. Вып.3. Изд «Книга», М., 1976

Популярность: 14%

07.10.2010

«Лающий» экслибрис

В Европе 16 века неотъемлемым атрибутом высших сословий были гончие собаки и книги, как показатели благосостояния. В наше время гончие собаки ценятся за их принадлежность к элитным породам, а книги за их отличительные знаки и ярлыки.

Именно стремление защитить и выделить из общей массы любимую собаку или свою драгоценную Библию положило начало новому занятию для художников и ремесленников. Потребность в металлическом ошейнике и в изготовлении экслибриса повлекло за собой потребность украшать и декорировать. Вот откуда возникло это искусство создания художественных миниатюр. Фамильный герб мог быть нанесен на металлический ошейник домашнего любимца или стать элементом украшения на только что приобретенной рукописи.

Не удивительно, что многие книголюбы выбирали изображения собак для своих экслибрисов. Как известно, собака символизирует защиту, верность, почет и уважение, а также товарищеские отношения. Известный дизайнер экслибрисов и коллекционер Эдвард Гордон Крейг поясняет: « Экслибрис для книги, то же самое, что и ошейник для собаки». Отсутствие того и другого не гарантирует человеку, который заботливо относится к своим собакам и книгам, возвращения их в целости и сохранности.

Уникальны те экслибрисы, которые сделаны в память о любимых домашних животных или посвященные собакам, сыгравшим важную роль в жизни владельца. На экслибрисе Джека Лондона изображена волчья голова. Мало кому известно, что друзья писателя дали ему прозвище «волк», а свой дом он сам называл «волчьим» домом. Кроме того, если вспомнить произведения Джека Лондона, то подобный экслибрис стал бы идеальным дополнением его книг.

Интересной находкой стал экслибрис – иллюстрация к известной поговорке: «Собака лает, караван идет». По словам дочери владельца, для ее отца «эта поговорка была очень близка по духу; он ненавидел праздное краснобайство и ценил людей дела к которым, несомненно, относился и сам. Как он презирал бездельников и болтунов в науке».

Несмотря на то, что около 100 лет назад экслибрисы стали превращаться из указателей принадлежности книги владельцу в предмет коллекционирования, художники и поныне работают и творят в этом направлении, придумывая все новые и новые формы и образы.

Популярность: 13%

06.10.2010

Экслибрисы из библиотеки Соловецкого монастыря

Монастырские книгохранилища – это старейшие русские библиотеки. В старину их называли «книгохранительные палаты». На протяжении ряда столетий (до XVII в.) в монастырских и церковных библиотеках был сосредоточен почти весь книжный фонд страны.

Соловецкую библиотеку можно сравнить по числу томов только с библиотеками трех монастырей: Троице-Сергиева, Кириллово-Белозерского и Иосифо-Волоколамского.

Иоанн Златоуст. Маргарит. Острог, 1595

В истории нет точных данных о времени создания библиотеки Соловецкого монастыря. Однако, скорее всего, первоначальное ядро этой библиотеки составляли богослужебные рукописные книги, находившиеся в монастыре со времен первых игуменов Павла, Феодосия, Ионы, св. Зосимы.

Экслибрис Досифея в сведениях о написании книги. Кормчая, XV в.

Целенаправленное формирование библиотеки было предпринято игуменом Досифеем (до 1483 года), учеником св. Зосимы и основателем Соловецкой библиотеки. Ученые считают, что Досифей был автором первого русского экслибриса. Надо сказать, что на книгах, принадлежащих библиотеке Соловецкого монастыря, можно увидеть экслибрис не только Досифея, но и знаки о владении книгами других монастырских книжников.

Экслибрис Досифея

Экслибрис Иоакова. Апостол, 1586 г.

Экслибрис Сергея Шелонина. Патерик Иерусалимский, XVII в.

В XVI веке формирование Соловецкой библиотеки шло интенсивно, о чем свидетельствуют сохранившиеся монастырские описи: в 1514 году в библиотеке было 127 книг, к 1597 году их количество возросло до 481 рукописи и 38 печатных книг. Соловецкая библиотека превосходила собрание Троице-Сергиева монастыря, где в это же время было 469 книг.

Иоанн Златоуст. Маргарит. Острог, 1595.

В XVII века число рукописей увеличилось вдвое – опись 1676 года фиксирует 978 единиц, число же печатных книг достигло 588 единиц. Одна из печатных книг XVII века – Сборник переводов Епифания Славинецкого. Увеличение рукописей в библиотеке, по-видимому, явилось следствием организации при монастыре книгописной палаты. Точных сведений о начале ее работы не сохранилось, однако первые упоминания датируются серединой XVII века.

Сборник переводов Епифания Славинецкого

Среди писцов, наиболее активно занимавшихся перепиской рукописей, упоминаются имена известных соловецких книжников: Феоктиста Москвитина, Калинки Наумова сына Москвитина, Сергия Шелонина, в прошлом московского подьячего Семена, Родиона Сергеева Казанца. Здесь же можно назвать писцов, северян по происхождению: Лазаря Холмогора, священноинока Ельферия из Архангельска, Олешки Подвинянина, Василия (Васки) из Нименги.

Переплёт Сергея Шелонина. Патерик Иерусалимский, XVII в

Лист рукописи Сергея Шелонина с датой написания. Патерик Иерусалимский

Почерк Сергея Шелонина. Патерик Иерусалимский, XVII в

Книжники в Древней Руси – это не только авторы – создатели своих творений, но и редакторы, подвергавшие переработке сочинения своих предшественников, и писцы-копиисты, а также собиратели книг и создатели личных библиотек.

Евангелие-тетр XVI века из собрания Филиппа Колычева

В библиотеке Соловецкого монастыря сохранилось немало книг, принадлежавших инокам этой обители. Об этом говорят владельческие записи, сохранившиеся на листах книг.

Владельческие записи.

Репертуар рукописных книг Соловецкой библиотеки довольно широк: кроме богослужебных книг – псалтирей, требников, канонников, обиходников, молитвенников и других, которые насчитывали более 20 названий, второй многочисленной по своему составу была богословская литература. Здесь мы можем встретить сочинения Василия Кесарийского, Иоанна Дамаскина, Иоанна

экзарха Болгарского, Ефрема Сирина, Иоанна Лествичника, Иоанна Златоуста, Дорофея аввы и других отцов церкви. В XVI веке в литературе светского содержания преобладали историко-публицистические произведения, отражавшие изменения в социальной, правовой и политической жизни Русского Государства, в его международном положении. Известен список Истории Иудейской войны Иосифа Флавия XVI века из Соловецкой библиотеки, Временник Георгия Амартола, несколько хронографов и два летописца XVII века Памятники канонического права представлены списками Стоглава, Уложение царя Алексея Михайловича и Духовного регламента Петра I.

Дорофей, авва. Поучения, 1614 г.

Комплектование Соловецкой библиотеки шло обычными для монастырских библиотек путями: книги либо покупались в центрах, либо переписывались в специально отведенных для этого помещениях. Однако часто книги жертвовались туда или преподносились в поминовение души. Так, книги в Соловецкую библиотеку дарили члены царской фамилии, титулованые дворяне, государственные и церковные деятели, старцы Соловецкого и др. монастырей: царь Иван Грозный, священник Сильвестр Благовещенский, соловецкие игумены Иаков и Филипп Колычев, Борис Годунов, епископ Филофей, князья И.И. Шуйский и Д.М. Пожарский, архимандрит Дионисий, келари Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын и Александр Булатников. Такие вклады в библиотеку – это роскошные, парадные рукописи со множеством миниатюр и заставками, выполненными изографами царских и митрополичьих мастерских.

Однако жертвовали в Соловецкий монастырь не только известные личности. Много книг было передано от паломников, среди которых были крестьяне, ремесленники и купцы (вкладная запись по листам книги московского купца Василия Варигина).

Письмо Родиона Казанца.Четьи-минеи на сентябрь, 1645 г.

Письмо священноинока Ельферия.Сборник четий-миней, 1658 г.

Образец письма чернеца Василия в приписке. Дорофей, авва. Поучения, 1614 г.

Заставка Апостола, 1586 г.

Заставкa в Евангелии Филиппа Колычева

Заставка-рамка с изображением Соловецкого монастыря в Четье-минее на сентябрь.

Образец орнамента на переплётах рукописных книг

Изображение переплета.

Комплектование Соловецкой библиотеки закончилось в XVIII веке: последнее пожертвование в библиотеку было сделано в первой половине XIX века архимандритом монастыря Досифеем (Немчиновым). Многим соловецким инокам принадлежали личные келейные собрания, которые, как правило, поступали в качестве вкладов в Соловецкую библиотеку.

(clubs.ya.ru)

Популярность: 11%

01.10.2010

Джазовый экслибрис

В 2002 году в Италии прошла уникальная и первая в своем роде выставка, посвященная теме «Экслибрис и Джаз». Эти две формы искусства знакомы каждому, но совместить их в одно целое решились немногие.

Джаз известен и почитаем во всем мире. Дела с экслибрисом обстоят немного не так. Джаз зародился в Соединенных Штатах, родина экслибриса – Европа. Для многих джаз исполнителей было проблематично начать свою карьеру в Америке, поэтому они уезжали в Европу. Достигнув там известности, музыканты возвращались на родину, где их уже любили и восхищались ими.
Почти схожая история и у музыкального экслибриса, или, как его принято называть, «Ex Musicis». «Ex Musicis» – это разновидность книжного знака музыкальных библиотек, которые включают в себя, например, собрания книг о джазе и его истории или биографии известных джазовых исполнителей.
Джазовый экслибрис является самовыражением владельца. Он отражает то, что чувствует человек относительно джаза; что музыка в целом значит для него. Он восхваляет музыкальные инструменты (напр., саксофон), восхищается джазовым артистом. Такой экслибрис может стать напоминанием о клубе или месте проведения джазового концерта. Экслибрис может содержать рисунок, сделанный человеком на клочке бумаги или салфетке, когда он сидел в клубе и слушал удивительную музыку джаза. И не важно, какие чувства у него вызвала та мелодия – радость, грусть, злобу…Он был вдохновлен и выразил себя через рисунок. Конечно же, такой книжный знак-это самый простой путь рассказать о любовь и уважении к джазу.


Джазовая музыка применялась и применяется до сих пор для озвучивания художественных и документальных фильмов, мультфильмом, а также рекламных роликов. Она привносит определенные ритм и настроение в самые скучные моменты. Таким образом, появляется синтез образа и звука. Для тех, кто любит джаз, экслибрис послужит наглядным напоминанием об их любимой музыке или о мелодии, услышанной однажды.

Пусть идеи, заложенные в джазовом экслибрисе, послужат хорошим примером для молодого поколения, именитых музыкантов и читателей и вдохновят их на самовыражении через свой собственный книжный знак.

Популярность: 4%

27.09.2010

Мексиканский экслибрис 20 века

В Мексике настоящий интерес к экслибрисам начал зарождаться лишь в начале 20 века. Феликс Парра со своими последователями, Валерио Прието и Матео Сальдаца, создают в это время несколько книжных знаков, придерживаясь все еще академического стиля 19 века. Первый экслибрис, считавшийся современным, был изготовлен в 1905 году Хулио Руэласом.


Впоследствии, интерес к экслибрисам возрос настолько, что его не смогла остановить даже Мексиканская революция. В 1913 году была издана книга «Экслибрис Мексиканских Библиофилов», а спустя три года был проведен первый конкурс экслибрисов. Культурные изменения после революции благоприятствовали дальнейшему развитию этого увлечения. Экслибрис использовался в качестве украшения книги; его ставили и на обложку, и на страницы издания. Будучи личным знаком владельца, он зачастую заменял виньетки.

Самым знаменитым создателем экслибрисов считался Франциско Диас де Леон. Он владел несколькими техниками исполнения экслибриса, а его работы всегда отличались оригинальностью.


В 1932 году в свет вышла книга «Экслибрис и библиотеки Мексики», которая включала в себя более 500 национальных книжных знаков.


Спад интереса к экслибрисам приходится на 40-е годы 20 века; в 60-е годы исчезает «Школа искусства книги». Книжное производство становится коммерческим. Книги, иллюстрированные художниками, были уже не популярны, и экслибрисы перестали быть идеальным дополнением к красивым изданиям. О книжных знаках не забыли лишь коллекционеры, политики и представители высших сословий.

Сама структура экслибриса претерпела множество изменений: теперь это были всего лишь инициалы или имя владельца. Неудивительно, что из огромного числа художников, осталось всего около 20 действительно преданных своему увлечению людей.

Популярность: 9%